Вход в личный кабинет
Забыли пароль?
Регистрация
Пожалуйста, внимательно и аккуратно заполните все поля
регистрационной формы. На указанный вами e-mail будет выслано уведомление о регистрации.
Внимание! Пароль должен состоять из 8 и более символов, прописных и заглавных букв, а так же цифр
Восстановление пароля
Введите e-mail, указанный при регистрации
Вернуться назад

Полярность трактовок, как оружие подмены понятий – криптовалюта

18.02.2016

полярность трактовок о биткоин

Криптовалюта поставила вопросительный знак на ценности привычных денежных единиц. Яростные любители полемики позволили себе усомниться в достоверности учений знаменитой австрийской школы экономики. Темой статьи вовсе не является обсуждение сильных и слабых сторон оппонентов. Давайте, поговорим о диалектике.

Большинство экспертов обосновывают незавершённость экономической теории, ссылаясь на разность трактовок при описании идентичных фактов. Долгая продолжительность неопределённости стимулирует появление всё большего числа новых версий. Людям, со своими заблуждениями, присуще создавать новую картину реальности, подстраивая её под привычные шаблоны. При этом они довольно часто игнорируют исторические и научные закономерности.

Оригинальная цепочка мыслей формируется по-разному и является своеобразным индикатором неповторимости каждого индивида. Отличаются они уникальностью и предназначены для экономии расхода энергии. Неопределённость принуждает рядовых граждан сопоставлять меняющиеся реалии с историческими аналогами. Гораздо выгоднее, создать приемлемый для себя стереотип и сделать его точкой отсчёта.

Иначе устроен пытливый мозг исследователя. Они имеют эволюционное преимущество перед остальными членами общества и являются своеобразным перпетуум-мобиле, стержнем прогресса. Раскрыв способ решения конкретной дилеммы, они автоматически переключаются на новую проблему.

Термин «капитализм» — один из спорных определений современности. Известный английский писатель Уильям Теккерей обозначил термином стандарты либерального режима, позволявшие владеть капиталом. Он же признал институт буржуазии краеугольным камнем идеологии эксплуатации.

Теккерей обратил мысленный взор современников на зажиточных сограждан, вытеснивших из «финансового олимпа» легкомысленную аристократию. Богатства предприимчивых людей раздражали пролетариат и многочисленный слой деклассированного населения (люмпенов), из которого происходили буржуа. Это создало плодотворную почву для развития теории эксплуатации, созданной Карлом Марксом. Несмотря на прогрессивность суждений Маркса, последователи мыслителя значительно расширили определение «капитализм», что и стало причиной начала потери последовательности.

Некоторым было выгодно выставлять капиталистов в порочном аспекте. Поэтому происходило осознанное умалчивание причин и условий его возникновения.

Наиболее последовательным можно считать формулировку Фридриха Августа фон Хайека, которую вкратце звучит так: Капитализм — это система отношений на основе частной собственности. При этом главными являются всеобщее юридическое равенство и свобода предпринимательской деятельности.

Теория эксплуатации всё дальше отходит от корней. В современном мире наметилась новая тенденция. Происходит постепенное вымирание института оформления трудовых отношений с применением контрактов. Началось всё с частичной и полной автоматизацией, а после — компьютеризации промышленных и производственных процессов. Машины и механизмы заменяют высокооплачиваемый труд людей. Интересно, какое название придумают для нового строя социалисты.

 

На самом деле, единственная разница между капитализмом и свободным рынком заключается в развитости правовых механизмов и институтов при капитализме. Они обеспечивают (часто формально) равенство сторон, ставящих свои подписи под трудовым договором. Капиталистическое государство совмещает в себе функцию арбитра, и защита прав конкретной группы людей или отдельного индивида становится отличным способом демонстрации силы.

 

Нередко капитализм принимает порочную форму. Вырождение происходит постепенно, разрушая общепринятые принципы равенства. Особенно чётко это выражается в расширении государственной собственности, для бдительной охраны которой нанимают всё больше чиновников и бюрократическую номенклатуру. Подобное развитие событий всё дальше отводит государство от принципов либерализма.

 

Нарушение равноправия способствовало развитию понятий «правых» и «левых». Правые, или консерваторы, были и остаются историческими соперниками левых либералов. Это противостояние зародилось намного раньше становления капитализма. И что парадоксально, сторонники равноправия сами и разрушили его.

 

Само распределение на левых и правых является весьма субъективным и способствует порождению двух её разновидностей.

 

Первая разновидность шкалы различий — это степень свободы или экономический спектр. Левые являются сторонниками государственного строя, правые — отторгаются от неё и порой доходят до крайнего радикализма, утверждая целесообразность окончательного исключения его из жизни современников.

Более интересна классическая шкала. Фракция левых проповедует сентенцию «государство для народа». Для правых сил приемлем принцип — народ для государства.

 

Подобные разногласия вызывают возникновение всеобщей путаницы. Левые назвали себя либералами, а последователей либертарианства приравняли к нацистам. Между тем анархистам присвоили название крайне левых сил. На самом деле, левые так и остались левыми по всем классификациям.

 

Несмотря на многочисленные попытки, так и не удалось объединить раздел форм трактовки в единую шкалу. Левые предпочитают роль регулятора, признавая необходимость справедливого перераспределения благ. Именно его отсутствие воспринимается ими, как базис появления и развития неравенства. Несоответствие желанной для левых действительности сценарию современности свидетельствует о непоследовательности их логического мышления. Старания левых не что иное, как попытка выдать желаемое за действительность. Они замахнулись на термин «анархизм», сделав его синонимом безвластия.

 

Подобные размышления кажутся безобидными, но являются ширмой, скрывающей фундаментальные различия в понятии и восприятии идей свободы. По первоначальному замыслу она должна быть основана на принципе равноправия, с соблюдением справедливости. Страх левых сил перед обществом, признающим альтернативные принципы, делает их пленниками собственных предрассудков. Периодическое изменение терминов и терминологии — признак истеричности нелогичных действий, которые предпринимаются с целью оправдать очевидный атавизм — рабскую систему угнетения.

 

Лживые приоритеты, внедрённые порочной системой, отравляли мышление людей в течение веков. Хочется верить, что ветер обновления рассеет тьму нешуточных баталий и мы увидим инновационную технологию блокчейн в роли исторического сфинкса, возрождающегося из пепла и праха современных финансовых институтов и структур.